История французского танкостроения. наработки третьего рейха для четвёртой республики

История французского танкостроения. наработки третьего рейха для четвёртой республики

По окончании окончания Второй мировой французское танкостроение стало в значительной мере опираться на наработки германских сотрудников. Их успехи во многом отразились на проекте французского тяжёлого танка AMX M4, что стал предшественником AMX-50.

Не смотря на то, что дело до серийного производства данной автомобили не дошло, она покинула собственный след в истории мирового танкостроения. Вот как начиналась история этого танка.

Не обращая внимания на оккупацию немцами Франции, проходившую в два этапа (летом 1940-го и в осеннюю пору 1942 года), французская танкостроительная школа не прекращала собственную активность ни на 60 секунд. Кроме того в условиях оккупации в обстановке строжайшей секретности шли работы по проектированию новых образцов бронетанковой техники, и глубокой модернизации состоявшей на вооружении.

Громаднейший прогресс наблюдался на мощностях Ateliers de construction de Rueil (ARL) из Рюэй-Мальмезон, что к западу от Парижа. Кроме многих проектов довоенного периода, в активе бывшего танкового производства артиллерийского гиганта APX была такая машина, как SARL 42 (Somua-ARL 42), созданная в первой половине 40-ых годов XX века.

В ноябре 1944 года на ARL началось проектирование тяжёлого танка, в котором максимально употреблялся опыт работ по SARL 42 и среднему танку B1 ter. Кроме этого в разработке танка максимально употреблялся опыт изучения германской трофейной техники, и в особенности тяжёлого танка Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B.

Во второй половине 40-ых годов двадцатого века на опробования вышел первый прототип танка ARL 44.

Но, французские армейские отчётливо осознавали, что проектируемая машина — не более чем временная мера. Быстро развивавшиеся во время второй мировой разработки делали разработку ARL устаревшей ещё на стадии проектирования.

Достаточно заявить, что ходовая часть танка, как и в значительной мере конструкция его корпуса, восходила не то что к 30-м, а к середине 20-х годов. Тут ни бронирование лобовой части в 120 мм, ни двигатель Maybach HL.230 не могли очень оказать помощь сократить отставание.

Закрывать разработку танка армейские разумно не стали (и были правы, как продемонстрировало время), но уже 31 июля 1945 года стартовал конкурс на разработку нового 50-тонного среднего танка. ARL в нём не принимала участие, потому что работы по ARL 44 пребывали в самом разгаре.

В соответствии с архивным данным, в конкурс вписались следующие компании: Forges et Chantiers de la Mediterranee (FCM), Ateliers de construction d’Issy-les-Moulineaux (AMX), Lorriane, Somua, и… Renault. Последний кандидат более чем необычный, в особенности ввиду того, что AMX – это не что иное как национализированное во второй половине 30-ых годов двадцатого века танковое производство Renault.

Не считая упоминания о том, что Renault участвовала в конкурсе, другой информации нет — кроме того до стадии проекта работы не дошли. О вторых участниках конкурса возможно заявить, что лишь FCM совсем не повезло, и её 50-тонный танк так и остался на бумаге.

Lorraine и Somua по окончании более чем 5 лет работ довели собственные проекты до стадии прототипов (Lorraine 40t и Somua SM соответственно). Дошло дело кроме того до постройки и проектирования на базе Lorraine 40t самоходных установок.

Больше всех, но, повезло AMX. Компания из пригорода Парижа трудилась над 50-тонным танком практически полтора десятка лет, проект многократно переделывался, на его базе спроектировали и выстроили САУ.

Увы, до серии AMX 50 так и не дошёл, но эта машина покинула заметный след в истории мирового танкостроения.

Эскизный проект Char A.M.X.45, чертёж 0–1033 от 1 августа 1945 года. Если судить по дате, проектные работы по танку начались раньше, чем был заявлен конкурс на преемника ARL 44

Исходные характеристики танка, проектируемого AMX, во многом повторяли техзадание на ARL 44. Машина, которая изначально имела индекс Char A.M.X.45, и проходила по чертежам как NOM 141 (проект 141), должна была иметь лобовую броню корпуса толщиной 120 мм (нижний лобовой бронелист 50 мм), борта – 50–60 мм.

Толщина лба башни достигала 110 мм, а бортов 30 мм. Подобно ARL 44, в башню литой конструкции, которую проектировал концерн DEFA (Direction des Etudes et Fabrications d’Armement, позднее переформирован в GIAT, с 1989 года Nexter), предполагалось поставить 90-мм пушку компании Schneider с длиной ствола 65 калибров.

С пушкой был спарен 7,5-мм пулемёт MAC Mle.1931, ещё один пулемёт ставился в шаровой установке в лобовой части корпуса. Приводить в перемещение 47-тонный танк предполагалось при помощи германского двигателя Maybach HL.230.

Германским в танке был не только двигатель: снаружи перспективный танк очень сильно напоминал Tiger II. От идеи разместить коробку передач во лбу французы отказались, так что трансмиссия и ведущие колёса были позади сначала.

Проект установки швейцарского двигателя Saurer MP.65 в Char A.M.X.45, 28 августа 1945 года. Двигатель был не меньше «бумажным», чем проект танка

Первый эскизный проект AMX 45 датирован началом августа 1945 года. Уже финишу месяца проект в первоначальный раз серьёзно переделали.

Уточнение черт стало причиной тому, что к изначальной массе «накинули» ещё 3 тонны, так что боевая масса достигла 50 тысячь киллограм. Помимо этого, Maybach HL.230 военных не устроил, потому, что мощность в 700 л.с. для таковой тяжёлой автомобили показалась недостаточной.

Высокая тяговооружённость считалась к тому моменту ответственной чёртом, опыт битв Второй мировой сказал как раз об этом. Неизвестно, откуда подул ветер, но уже на чертеже 01041 от 28 августа 1945 года в качестве силовой установки начал фигурировать двигатель Saurer MP.65 с заявленной мощностью 1000 л.с.

Ещё одним серьёзным моментом стало то, что индекс AMX 45 из обихода провалился сквозь землю. Вместо него на чертежах показалось иное обозначение – Chat Moyen 50t M4 (средний 50-тонный танк M4), либо легко Char M4.

Индекс AMX M4 задержался в обозначении автомобили на 5 лет, за это время проект прошёл множество метаморфоз, изменившись полностью.

Башня AMX M4. Сравнение с башней Tiger II чётко показывает, что послужило для инженеров DEFA источником воодушевления. Возможно подметить, что диаметр подбашенного погона французской башни намного больше, это напрямую касается последовательности параметров, включая удобство работы экипажа

Швейцарская силовая установка продержалась в качестве двигателя M4 недолго. Практически для того чтобы мотора не существовало в металле, а силовая установка – не меньше ответственная деталь танка, чем, скажем, его оружие.

Неудивительно, что весьма не так долго осталось ждать место швейцарцев опять заняли немцы. Maybach по окончании окончания войны был под «колпаком» французов, достаточно продолжительное время шло сотрудничество.

Более того, последовательность германских инженеров-танкостроителей, включая Порше, волей либо неволей были вовлечены во французский танкопром.

В случае если ARL 44 был применением уже готовых наработок, то AMX M4 стал вместилищем германских разработок финиша войны. С определённой точки зрения, в нём была частичка тех самых E-50 и E-75, о которых так обожают рассуждать любители другой истории.

Стоит напомнить, что именно у E-50 предполагалось установить трансмиссию позади. Помимо этого, двигатель Maybach HL.234, что предполагался в качестве силовой установки E-50 и E-75, эволюционировал в силовую установку, ставшую базисной для AMX M4.

Новый двигатель HL.295, первые чертежи которого датированы сентябрем 1945 года, воображал собой увеличенный HL.234. Индекс, традиционно для танковых моторов Maybach, означал количество – 29,5 литров.

Мощность HL.295 составила 1000 л.с. при 2800 об/мин.

И это не проектный двигатель – его вправду строили в металле. Кстати, моторы Maybach приводили в перемещение Lorraine 40t и Somua SM.

Что же касается AMX M4, то в первый раз на нём HL.295 показался в последних числах Ноября 1945 года.

Состояние проекта AMX M4 на ноябрь 1945 года. Заметны трансформации корпуса, помимо этого, в танке прописался двигатель Maybach HL.295

К тому моменту AMX M4 претерпел очередные видоизменения. Башня осталась без переделок, но его начинка и корпус изменились существенно.

Толщину лобового страницы снизили до 90 мм, а бортов до 40 мм, но наряду с этим угол наклона верхнего лобового страницы вырос с 42° до 55°.

В целом, корпус стал ещё больше напоминать Tiger II, действительно, наряду с этим башня стала больше смещена вперёд. Это создало массу неприятностей при проектировании люков механика-водителя и стрелка-радиста.

Люки было нужно делать меньше по размерам и разводить их по углам крыши корпуса.

Помимо этого, у механика-водителя показался смотровой прибор в лобовом странице по типу Pz.Kpfw.Panther Ausf.D и Ausf.A.

Вид AMX M4 менялся зимний период 1945–46 года. Одним из трансформаций стал пересмотр размещения экипажа в башне.

Первоначально командирская башенка, в которой угадывалась подобная подробность с довоенного сверхтяжёлого танка AMX Tracteur C, пребывала справа по ходу перемещения.

В декабре её переместили, подобно комбашенке Tiger II, влево, в один момент её конструкция стала очень сильно напоминать конструкцию с германского танка.

Проект установки на AMX M4 тележечной ходовой части с рессорной подвеской, декабрь 1945 года. Возможно подметить, что упрощение выяснилось мнимым — чего стоят одни лишь крепления тележек и экраны

Куда увлекательнее обстояло дело с корпусом, правильнее с ходовой частью. В один погожий декабрьский сутки кого-то из инженеров осенило, что торсионы – это сложно и как-то не по-французски.

Настоящие французские танки применяли тележечную схему.

Вот её в последних числах Декабря 1945 года и презентовали инженеры AMX в качестве альтернативы басурманским торсионам. Что ещё более любопытно, этих самых тележечных подвесок сделали аж два варианта!

Первый вариант тележечной подвески воображал собой глубокое переосмысление конструкции инженера Сурина, что употреблялся на танках чехословацкой CKD. Действительно, Сурин применял в собственной конструкции катки громадного диаметра, тут же катки были намного меньше, чем в варианте с торсионной подвеской.

В качестве упругих элементов употреблялись рессоры — учитывая массу танка, ответ, мягко говоря, достаточно храброе. С тележками оказался маленькой конфуз: на любой борт получалось по 7 катков, так что передние катки имели личную рессорную подвеску.

В конструкцию было нужно вводить поддерживающие катки, по 4 на борт. Изменялся и ленивец, помимо этого, механизм его натяжения навевал воспоминания о ветхом добром Char B.

Вариант ходовой части с подвеской по типу танка AMR-35. Не обращая внимания на то, что эта конструкция смотрелась лучше рессорной подвески, она всё равняется заметно проигрывала торсионам. Дальше бумаги дело не пошло

Совершенно верно такой же ленивец предусматривался и на втором варианте тележечной подвески. В данной версии количество поддерживающих катков выросло до пяти, наряду с этим первый и пятый каток имели меньший диаметр.

Число опорных катков увеличилось до 8, так что обошлось без личной подвески. На этот раз инженеры, кое-какие из которых очевидно трудились над танками 30-х годов, не стали искать сложных дорог и забрали совокупность, которая употреблялась на Renault R-35 и последовательности вторых лёгких танков.

Вместо резиновых упругих элементов инженеры применяли спаренные пружины — такая конструкция была прогрессивнее рессор.

Окончательный вариант AMX M4, 27 декабря 1945 года. Если бы машина была выстроена в металле, она смотрелась так

Оба варианта тележечной подвески были отвергнуты. Непременно, с торсионами имеется сложности, да и подвеска конструкции Эрнста Книпкампа имела собственные минусы.

Но если сравнивать с тем, что нагородили инженеры AMX, она была верхом совершенства.

Кроме того что тележечная подвеска не через чур доходила для столь тяжёлого танка, она была куда сложнее. А уж какое количество нелицеприятных слов сообщили бы французские танкисты, отправься AMX M4 с таковой совокупностью в серию, и представить тяжело.

Одним словом, с альтернативой дело не задалось.

Схема боезапаса и размещения экипажа в AMX M4. Быть может, французам стоило на этом остановиться, по параметрам получался в полной мере современный танк

Так, к началу 1946 года новый вид Char M4 совсем сформировался. Получалась достаточно увлекательная военная машина, по своим чертям весьма близкая к показавшемуся во второй половине 40-ых годов XX века Centurion Mk.3.

Танк, официально именовавшийся средним, имел боевую массу 50,8 тысячь киллограм, наряду с этим он превосходил французский проект лишь в толщине лобовой бортов и брони башни. Тяговооружённость Centurion была хуже француза, а по длине корпуса он превосходил AMX M4 более чем на полметра.

Пушки у обоих танков владели схожими чертями. Сопоставимые характеристики имел и американский M46 Patton.

При весе в 44 тонны он имел 810-сильный двигатель, что приближало его по подвижности к французу.

По бронированию они с AMX M4 были приблизительно равны, за исключением бортов. Наряду с этим американский танк был выше одноклассников, а по длине корпуса кроме этого превосходил француза.

Как возможно подметить из этого сравнения, детище Ateliers de construction d’Issy-les-Moulineaux было не чем-то выбивающимся из неспециализированного последовательности, а военной машиной, в полной мере соответствующей тогдашним взорам на танк среднего класса.

Схема бронирования AMX M4. не сильный бронирование бортов – не неточность, а итог глубокого изучения боевого опыта Второй мировой.

В большинстве случаев, главная масса попаданий приходилась на лобовую часть танка. Кстати говоря, подобную толщину брони лобовой части и схожий угол наклона имел ИС-2 со спрямлённым катаным лбом корпуса. Французы очевидно что-то знали…

Уже спустя год проект M4 подвергся очередному, достаточно радикальному пересмотру, но об этом уже в следующий раз…

Источники:

Centre des archives de l’Armement et du personnel civil (CAAPC)

Создатель:

Юрий Пашолок

Источник

Сверхтяжелые танки Франции


Похожие статьи, подобранные для Вас: