Курт книспель — ас, бунтарь и добряк на службе третьего рейха

Курт книспель - ас, бунтарь и добряк на службе третьего рейха

Отечественный храбрец показался на свет 20 сентября 1921 года в небольшой деревне Салисфельд (Судетская область), в то время эти земли принадлежали Чехословакии. Предки Курта со времен германских императоров жили и трудились тут, он был этническим немцем с чехословацким паспортом.

В соответствии с Мюнхенскому соглашению (прим.авт. сговору) к Германии без единого выстрела отошли Судеты, не смотря на то, что, по правде сообщить, население, жившее тут, было готово и к армейскому вторжению, этнические немцы всячески содействовали людям из Вермахта и Абвера. В то время, Курту было всего 17 лет, и его мало интересовала политика, он был, как многие из нас в его годы сорви-голова.

Юноша славился своевольным нравом и буйным характером, за что его не обожали представители закона и обожали местные девушки. Юноша был невысокого роста порядка 160 сантиметров, и был достаточно жилист.

Без оглядки на безразличие Курта к разгорающемуся в мире конфликту, в следствии аннексии Судетских земель, он стал полноправным гражданином Фашисткой германии со всеми вытекающими последствиями. Его обязанностью стало вступление в германскую армию.

Юный человек, не скрывался и не удирал от собственной повинности, поскольку вычислял работу в армии своим долгом. 15 мая 1940 года, Курт был зачислен 4-ю роту 15-го запасного танкового батальона базирующегося в местечке Заган, до 20 сентября, он прошёл обучение на главных типах военной техники Вермахта: от Pz.I до Pz.III, а уже 1 октября он был зачислен в 3-ю роту 29-го танкового полка, взяв профессии наводчика и заряжающего на Pz.IV.

Обучения было сзади, а в первых рядах были боевые будни.

О характере Книспеля возможно делать выводы и по многим приключениям, каковые довелось с ним пережить его товарищам. К примеру, по дороге на Восточный фронт ЖД транспортом в ожидании на станции неподалеку от Кракова он стал свидетелем сцены, как надзиратель местного концентрационного лагеря ведет сбежавшего осуждённого и по дороге бьет его прикладом винтовки.

Книспель подскочил к нему и настойчиво попросил, дабы тот прекратил, но надзиратель назвал его заросшим разбойником и отмахнулся. Книспель вытащил пистолет, оторвал из рук надзирателя винтовку и разбил ее о рельсы, а надзирателя прогнал пинками.

На следующей станции Книспеля уже ожидали полевые жандармы, и от ареста его спас лишь командир роты.

К началу операции «Барбаросса» 22 июня 1941 года, Курт был заряжающим в составе экипажа Pz.IV унтер-офицера Хельмана. Экипаж удачно прошёл два месяца битв на Восточном фронте, как в конце августе был ранен наводчик, на его место был выяснен Книспель, на новой должности недалеко от Ленинграда, он сотрёт с лица земли собственный первый танк – это будет Т-34.

К январю 1942 года, Курт поменял очередной экипаж, поступив под управление фельдфебеля Рубелля, что позднее вспоминал: «Внимание Книспеля ни при каких обстоятельствах не ослабевало. Днем либо ночью, он осуществлял контроль все поле боя в зоне видимости.

Кроме того раньше, чем я отдавал приказ, Книспель уже стрелял и уничтожал неприятеля одним бронебойным боеприпасом. Курт мгновенно оценивал обстановку и реагировал весьма скоро.

Я ни при каких обстоятельствах не встречал кого-либо еще с таким сочетанием абсолютной точности и уверенной реакции.

Он был уникумом!» До середины мая 1942 года, Курт совместно со своей 12-й танковой дивизией пребывал в Ленинградской области, действуя в районах Тихвина и Мги, по окончании боёв не на жизнь а насмерть на этом направлении, подразделение было послано в Германию для переформирования и пополнения. По окончании не продолжительно нахождения дома, он возвратился на Восточный фронт уже в составе 4-го танкового полка 13-й танковой дивизии, пребывавшей в своевременном подчинении 1-й танковой армии, ведущей наступление на Кавказ в рамках операции «Эдельвейс».

По окончании продолжительных изнурительных битв на этом направлении к зиме 1943 года германские армии откатились под натиском Красной Армии на Украину, всецело провалив план руководства по контролю за нефтяными месторождениями на Кавказе.

Вот он, несложный юноша — Курт Книспель.

Тем временем персональный счёт Курта незначительно вырос, а сам танкист взял отпуск, с последующим направлением на переподготовку на тяжёлые танки Pz.VI «Тигр». Обкатав новые военные машины, экипажи 9-й роты 4-го танкового полка были направлены в 1-ю роту 503-го тяжёлого танкового батальона для предстоящего участия в операции «Цитадель».

Обучение не осталось без следа, потом Альфред Рубелль, вспоминал: «Мой дорогой друг Курт Книспель доказал, что имеет не только зоркий глаз, но и, основное, выдающееся объемное зрение. Позднее это разрешило ему одержать множество побед в сотнях боев».

На протяжении боёв не на жизнь а насмерть в июле-сентябре 1943 года с ротой Книспеля случился следующий эпизод; три Тигра, и а также танк Курта, были приданы отходившей в полном порядке пехоте в качестве танкового прикрытия. Кроме пехоты уходило огромное количество гражданского русского населения, гоня громадные стада скота.

Танки медлительно ползли позади, замыкая отступление. Вечером в районе села Осевец остановились. Скоро стемнело. Послышался нарастающий шум дизелей приближавшихся Т-34.

У экипажей Тигров была создана особая тактика для ночного боя.

До тех пор пока наводчики примерно наводили орудия на звук, начальники танков запустили осветительные ракеты. В их свете Курт сходу увидел Т-34. Прицелился и выстрелил. Тигр его приятеля Руббеля выстрелил долей секунды позднее.

Вспыхнули два Т-34.

Секундой позднее группа из 12 Т-34 открыла огонь. По мере приближения их силуэты стали видны в свете горящих танков.

После этого было стёрто с лица земли ещё 8 Т-34, остальные отошли.

За время боёв не на жизнь а насмерть на Курской дуге, «зоркий глаз» смог подбить ещё 27 танков. В битве на Курской дуге с нашим храбрецом приключился очередной эпизод, по окончании которого он чуть не угодил под трибунал.

На протяжении наступления танки роты выкатились на ровную местность, преследую отходящие войска СССР, обзор для наводчика был хорошим. Машина Курта одной из первой была на огненном пределе, но увидев гражданских на броне советских танков, он вылез из башни и закурил.

Сейчас к танку подскочил офицер СС, требуя открыть огонь по уходящему неприятелю. Последовала коротакая перепалка, эсэсовец уже было успел выхватить пистолет, но Книспель усадил его на землю парой ударов.

От полевого суда его спас начальник батальона. Во время с осени 1943 года по весну 1944 года, 503-й батальон принимал участие в кровопролитных битвах в Украине, за это время на счету Курта в составе различных экипажей был уже 101 танк, а на груди молодого танкиста были Металлические Кресты двух степеней и Золотой Германский Крест.

Это именно он мелькает на кадрах известной германской кинохроники, начальник «Королевского тигра», приз которого закрывает орёл со свастикой на кителе, что было мягко говоря недопустимо.

Скандально узнаваемый кадр кинохроники с Куртом.

9 мая 1944 года, батальон был послан в Германию в учебный лагерь Ордурф, для пополнения и отдыха, тут же были взяты новые танки Pz.VI «Королевский тигр». 26 июня батальон был послан в Нормандию для отпора армиям Союзников, уже к концу августа батальон был лишён всякой боеготовности, утратив все танки, оставшийся боеспособны персональный состав был послан эшелоном в Германию.

Спустя месяц, взяв новые «Королевские тигры» батальон был перебазирован в Венгрию, для остановки танковых армад Красной Армии. В ранге командира экипажа Курт, был на острие танковых арьергардных боёв и атак совместно со своим подразделением. «Успех Книспеля, которая ни при каких обстоятельствах его не покидала, сопутствовала ему и в битвах между реками Тисса и Дунай.

Для всех казалось чудесным образом, что, будучи неизменно в гуще боев, он ни разу не был ранен. Под руководством капитана Фромме 21 октября 1-я рота 503-го батальона вела тяжелые уличные битвы в Мезетуре.

Книспель стёр с лица земли три противотанковых орудия и один Т-34.

22 октября батальон нападал в районе Терекжент-миклош. Первой шла 3-я рота, с пятью танками.

За ней — 1-я рота.

На протяжении этого боя танк лейтенанта Фюрбрингера прорвался через противотанковые позиции русских, был обстрелян со всех сторон, но, однако, возвратился назад на своем побитом танке, взявшем 24 попадания. В последних числах Октября батальон был находится в Сегеде.

С 1 ноября он принимал участие в битвах между Сегедом и Кечкеметом. В данный сутки батальон в первый раз имел дело с новыми советскими танками ИС-2 со 122-мм орудием.

Пара из них были стёрты с лица земли «Королевскими Тиграми».

В недели и последующие дни фельдфебель Книспель увеличил собственный счет стёртых с лица земли танков. В некоторых случаях он получал успеха с большого расстояния — 3000 метров.

Все ожидали, что не так долго осталось ждать его официальный перечень побед достигнет 200».

Королевский тигр Курта Книспеля управляет роту на марше.

Шёл 1945 год, германская армия всегда отступала под ударами войск Союзников и Красной Армии. Часть Книспеля, отступала с боем по территории южной Моравии.

28 апреля части 503-го батальона вступили в боевое столкновение у деревни Власатице, тут Курт стёр с лица земли собственный 168 танк, появлявшийся последним в его карьере. На протяжении боя машина Книспеля, была повреждена и обездвижена огнём советских самоходок, на помощь ему подоспел приятель Книспеля фельдфебель Шкода.

Постаравшись вылезти из люка собственного «Королевского тигра», Шкода был убит русским снайпером. Книспель перелез в исправный танк погибшего приятеля, но в следствии маленького боя с подоспевшим подкреплением советских танков, и эта машина была выведена из стоя.

Спешившись танкисты начали отступать на новый предел обороны, на протяжении отхода несколько попала под миномётный обстрел, Курт Книспель был ранен осколком в туловище и голову, но смог еле передвигаться . Тяжелораненого танкового аса перевезли в ближайший полевой военного госпиталь, размещенный в строении муниципальной школы города Врбовце, где вечером этого же дня он погиб.

Вместе с другими солдатами и офицерами его похоронили за стеной деревенского кладбища, где было организовано маленькое место захоронения. Спустя некое время ожесточенные местные обитатели сравняли германское кладбище с почвой.

Прошли годы, это место поросло травой и больше ничего тут не напоминало о захоронении, были преданы забвению и архивы, хранящие последние записи о нём. другие бойцы и Курт, так бы и остались лежать в неизвестности, если бы не старания многих людей различных национальностей, включающая немцев, чехов и русских.

9 апреля 2013 года, была совершена полная эксгумация останков, пребывавших на этом воинском захоронении. По окончании проведения дополнительных экспертиз, личность германского танкового аса была совсем подтверждена.

Все останки были переданы германской стороне, для перезахоронения на родной почва.

Жетон Курта Книспеля, обнаружен теле танкового аса, набивка жетона — его первое подразделение.

Из воспоминаний друзей по оружию как мы знаем, что Книспель ненавидел фашистов и принимал военную службу как необходимость, которую необходимо пережить, и исходя из этого он нес работу так прекрасно, когда имел возможность. На фронте он был известен, в первую очередь тем, что носил не по уставу долгие волосы и бороду.

За боевые заслуги его четыре раза (!) воображали к награждению Рыцарским крестом, но любой раз он умудрялся совершить какой-либо дисциплинарный проступок, по окончании чего следовал отказ в награждении. Перечисленные мной эпизоды «безрассудства» Курта не единичны, вот таковой он был человек, защищавший за пленных, бьющий зарвавшихся «солдафонов», крадущий алкоголь со склада СС… но наряду с этим свято чтивший неписанный солдатский (прим.авт. рыцарский) кодекс.

Ваш покорный слуга много раз вёл беседы с ветеранам Второй мировой, сражавшимися с обоих сторон. И любой мой разговор сводился к тому, что эти люди прошедшие настоящий преисподняя на земле, терявшие друзей и своих близких, собственные дома, собственную почву, говорили мне одно, что они не вычисляют друг друга неприятелями и, что самое страшное в жизни человека – это война.

Храбрец, о котором, я сейчас Вам поведал, был такой же, как и многие из нас, он был против войны, но шёл по кличу собственного долга – быть настоящим воином.

ЛУЧШИЙ Танкист Второй мировой! Курт Книспель!


Похожие статьи, подобранные для Вас: