Малоярославецкий рубеж. цена времени

Малоярославецкий рубеж. цена времени

Клещи вермахта сомкнулись около города Вязьмы 7 октября 1941 года. В котле были войска Западного и Резервного советских фронтов — около 600 тысяч людей.

На следующий сутки Главноком И. Сталин направил весточку генерал-лейтенанту М. Лукину, принявшему на себя руководство окружёнными армиями. Она начиналась так: «Если не пробьетесь, защищать Москву будет некем и нечем. Повторяю: некем и нечем!»

Вождь не лукавил: по окончании крушения Западного и Резервного фронтов новую линию обороны между Москвой и немцами ещё лишь предстояло создать. А для этого необходимо было время, дарить которое неприятель отнюдь не планировал.

дни и Драгоценные часы предстояло отвоёвывать в ожесточённой схватке на последних пределах. Малоярославецкий укреплённый район (37-й УР) был одним из них.

Узкая преграда

Укреплённый район около Малоярославца начали строить ещё в июле как часть Можайской линии обороны. Работы шли с огромными проблемами.

На постройке не хватало квалифицированных экспертов, в особенности военных инженеров. Рядовые работники были не хорошо обеспечены кроме того ручными инструментами: «особенно топорами, поперечными пилами, ломами, громадными кирками… имелись лишь лопаты, но весьма нехорошего качества, довольно часто ломались».

Рабочим не хватало кроме того элементарной обуви: «большое количество было босых – были вынуждены одевать лапти, каковые плелись в частях».

В то время, когда вермахт устремился к Москве в осеннюю пору 1941 года, любой побеждённый сутки имел огромное значение. Под Малоярославцем соперник буксовал целых 14 дней

Возможно заявить, что рабочие совершили чудо, выстроив к октябрю 1941 года солидную часть огневых точек, вырыв окопы и подготовив минные поля. Но кроме того дзоты и готовые доты сами по себе не могли остановить неприятеля.

Необходимы были войска, каковые займут в них места.

Уже в ночь с 4 на 5 октября 1941 года, в то время, когда Вяземский котёл ещё не захлопнулся, через передний край Малоярославецкого УРа начали отход части Резервного фронта. Начальник укреплённого района на риск и свой страх, без приказа, останавливал отступавших, формировал из них подразделения и заставлял занимать оборону.

Именно поэтому на главном участке УРа, у села Ильинского, к восходу солнца 6 октября расположились пара сотен пехотинцев, три станковых пулемёта, шесть противотанковых орудий а также гаубичный полк с пятнадцатью пушками!

В тот же сутки из Москвы прибыли другие войска, а также батальоны курсантов подольских пехотного и артиллерийского училища. 10 октября начала прибывать 312-я стрелковая дивизия, которой предстояло стать костяком обороны на участке 37-го укреплённого района.

Прочность этого костяка, как довольно часто бывало в осеннюю пору 1941 года, была довольно мала: дивизия испытывала острую дефицит артиллерии, а у бойцов практически не было времени на подготовку к обороне. Обстановка вынудила многие части вступить в бой прямо «с колёс».

Жуков армирует оборону

Положение дел на участке Малоярославецкого УРа было тяжёлым, а имело возможность стать ещё хуже. Ещё 5 октября германская моторизованная дивизия СС «Райх» заняла город Юхнов.

Сейчас перед ней по линии Варшавского шоссе пребывали лишь отряд советских десантников И. Старчака и авангард 37-го УРа — подольские курсанты. Их главной задачей было уничтожение мостов на пути соперника, и задержка его любым вторым методом.

Остается только предпологать, как бы этими ничтожными силами отечественные сдерживали соперника, но эсэсовцы сами мало помогли, развернувшись от Юхнова на север, к Гжатску. Лишь 8 октября к Юхнову подошли германская армия, каковые должны были наступать дальше на протяжении Варшавского шоссе.

Это были части 57-го механизированного корпуса. Советские бойцы смогли захватить пленного и выяснили, что на следующий сутки соперник запланировал наступление.

Схема советской обороны у Малоярославца (ЦАМО РФ)

Командующий Западным фронтом Г. Жуков личным приказом выдвинул на танковую бригаду 17-и угрожаемый участок. Она была организована из танкистов двух дивизий, вести войну ещё летом 41-го.

По иронии судьбы — сражавшихся против того же самого 57-го мотокорпуса.

Бригада заняла позиции в предполье укреплённого района, на рубеже реки Извери. Утром 9 октября немцы, предполагавшие, что перед ними — лишь советская пехота, постарались переправиться.

И наткнулись на танки.

Бой, завязавшийся утром, не утихал до заката. За это время советская бригада утратила три Т-34, из них два — безвозвратно.

Тяжелые потери понёс и мотострелковый батальон бригады. Вечером, появлявшись в полуокружении, танкисты отошли к деревне Мятлево.

Они победили у соперника целые дни времени, давая возможность вторым армиям закрепиться в укрепрайоне.

Массовый танковый «падёж»

С 12 октября 17-я танковая бригада стала «пожарной командой» генерала Акимова, командующего участком фронта Малоярославецкого укреплённого района. 12 октября танкисты поддерживали бойцов 53-й стрелковой дивизии.

Боевой мощи танковой бригады хватало, дабы вести бой «обороны» достаточно действенно. Но 15 октября руководство приказало танкистам постараться перерезать шоссе на город Боровск, занятый немцами.

Это обернулось для 17-й бригады четырьмя потерянными Т-34.

Pz. 38(t) из колонны, разгромленной на Ильинском пределе

Тем временем немцы на центральном, ильинском, участке 37-го УРа обратили внимание, что русские танки тут больше не поддерживают собственную оборону. И решили пробить себе дорогу через Ильинское.

Действительно, для этого ещё необходимо было совладать с долгосрочными огневыми точками.

Доты Малоярославецкого укреплённого района немцев, скажем так, впечатлили. Об этом пишет в собственной книге «Гитлер идёт на Восток» германский историк Пауль Карель.

Если судить по ней, 57-му моторизованному корпусу было нужно сражаться с форменным аналогом французской оборонительной линии Мажино, доты которой выдерживали и артиллерийский обстрел, и прямое попадание тяжёлых авиабомб. Возможно, защитники Ильинского предела, занимавшие тесные и иногда недостроенные доты, очень сильно удивились бы, доведись им почитать эти описания.

16 октября немцы скрытно перебросили собственные танки через заболоченный лес к деревне Черкасское и постарались прорвать советскую оборону ударом с тыла. в первых рядах колонны двигались пара Pz.

IV, за ними — лёгкие Pz. 38(t), после этого пехота.

Германский расчёт на неожиданность в какой-то мере сработал. Расчёты советских 85-мм зениток сначала приняли колонну, приближающуюся с тыла, за собственных.

Но и немцы не увидели орудия, не смотря на то, что одна из пушек стояла всего в какой-то сотне метров от них и практически без маскировки. Пожалеть о собственной невнимательности они уже опоздали: зенитчики осознали, что перед ними неприятель, и открыли огонь.

Колонна из 15 автомобилей была казнена в считаные 60 секунд, уйти успел лишь один танк, что проскочил Ильинское полностью и вышел к германским позициям. Данный бой входит в число самых известных разгромов германских танковых армий в первой половине 40-ых годов двадцатого века.

К сожалению, локальный успех зенитчиков мало повлиял неспециализированную обстановку в Малоярославецком УРе. Положение защитников достигло критической черты.

Немцам удалось обойти советскую оборону с севера, частично окружив подольских курсантов.

Последние дни 37-го укрепрайона

Угроза укреплённому району со стороны Боровска была столь громадна, что руководство решило предпринять контрудар по городу. В другом случае немцы имели возможность окружить укрепрайон всецело.

17-ю танковую бригаду, у которой к этому времени оставалось в строю всего четыре «тридцатьчетвёрки», придали 43-й армии. Пехотную помощь должен был оказывать 223-й стрелковый полк.

Но танкисты просто-напросто не смогли его отыскать: пехотинцы не выдержали и непоследовательно отошли. Лишь к финалу дня около 60 бойцов вышли к деревне Городне.

Схема военных действий с тыльной стороны монумента подольским курсантам

Танки 37-й бригады по пути на Боровск «подобрали» ещё пять Т-34, отбившихся танковой части, действовавшей по соседству. К вечеру военные машины дошли до окраины Боровска и остановились, решив ударить утром.

Но атаки не случилось.

Примерно в четыре ночи 18 октября 1941 года командующий 43-й армии приказал собрать остатки курсантских других войск и частей, и начать отступление. Потому, что немцы непрерывно нападали, практически защитники Малоярославецкого УРа двинулись на восток лишь к 20 октября.

Смелая защита предела закончилась, забрав у немцев пара десятков танков, около тысячи воинов и основное — 14 дней времени для подготовки обороны восточнее, на реке Наре.

Точно ещё сравнительно не так давно в германской армии были те, кто питал зависть к 57-му моторизованному корпусу немцев, одному из фаворитов наступления на Москву. Сейчас из штаба корпуса шли донесения следующего содержания: «Последние битвы за овладение русскими позициями были самыми ожесточёнными за целый период кампании в Российской Федерации… Утраты в танках В первую очередь операции до середины октября очень сильно возросли».

Тем временем начиналась осенняя распутица, и применять танки становилось всё тяжелее. Наступление немцев в рамках «Тайфуна» медлительно теряло силы.

Создатель текста — Андрей Уланов

Источники:

Документы ЦАМО РФ (с сайта «Память народа»).

донесения и Отчёты 37-го УР.

донесения и Отчёты 43-й Армии.

донесения и Отчёты Западного фронта.

Буйлов А., Калинин А.. Остановившие «Тайфун» (17-я танковая бригада в битвах за Москву).

Фронтовая иллюстрация, № 1, 2011.

Грин Г., Чернова В. Защита Боровского района и Боровска в октябре 1941 г.

Pacific Rim: Uprising Trailer #1 (2018) | Movieclips Trailers


Похожие статьи, подобранные для Вас: